Франция


ХVII век открывает период блестящего развития прикладного искусства Франции. Став одной из наиболее могущественных держав, эта страна занимает ведущее положение и в культурном развитии Европы.

Во второй четверти ХVII века ведущим стилем в архитектуре и живописи Франции становится классицизм. Вместе с тем официальное придворное искусство развивалось в значительной мере в пределах декоративного и помпезного барокко, это прежде всего нашло заметное выражение в оформлении интерьеров и наложило достаточно яркий отпечаток на все отрасли прикладного искусства.

Одной из старейших отраслей французского прикладного искусства является серебряных дел мастерство. Но изделия начала XVII века почти целиком до нас не дошли, так как ввиду ценности материала в дальнейшем подверглись переплавке. Мы знаем лишь имена мастеров, двое из них — Жан де Фонтене и Пьер Куртуа работали в галереях Лувра.

Переплавленная серебряная роскошь


серебряный кувшин
Людовик ХIII и Анна Австрийская, так же как и Мазарини, покровительствовали развитию серебряных дел мастерства и обладали большим количеством серебряной посуды и утвари. Однако принадлежащие им вещи до наших дней не сохранились.
После смерти Мазарини и с наступлением самостоятельного правления Людовика XIV поражавшая современников сказочная пышность двора достигает небывалых размеров. Залы и Зеркальная галерея Версальского дворца были наполнены роскошной мебелью, шпалерами и коврами, но особенно впечатление богатства создавали многочисленные изделия из серебра. Все они не пережили своего владельца, так как были перечеканены на монету.
Мы знаем о характере этих произведений ювелирного искусства лишь по описаниям современников да по немногочисленным изображениям и рисункам. Известно, что во время приемов на особых столах, среди зелени и цветов, стояли, чередуясь с жирандолями и канделябрами, всевозможные серебряные сосуды, вазы со сладостями и фруктами. На полках, высившихся над столом, располагались лохани для охлаждения бутылок с вином. На ступенях трона помещались серебряные украшенные маскаронами вазы. Их изображения сохранились на медали, выбитой в честь приема сиамского короля. Вдоль всей галереи находились высокие торшеры и апельсиновые деревья, посаженные в огромные серебряные вазоны. Столы из массивного серебра отличались такой тонкой чеканкой, что совершенство их исполнения превосходило во много раз стоимость самого материала. Но уже эдикт 1688 года заставил померкнуть весь этот блеск и роскошь. Военные неудачи и недостаток средств послужили причиной того, что серебряные изделия были переплавлены на монету. За королевскую посуду и утварь, стоившую не меньше 10 млн. ливров, было получено серебра всего на 3 млн. ливров. В 1709 году эдикт о переплавке серебра повторился, и в печах исчезло то, что еще уцелело к этому времени.

Некоторое представление о роскоши королевского серебра можно составить, если посмотреть на шпалеры серии «История Людовика XIV». Так, в сцене «Посещение королем мануфактуры Гобеленов» изображены огромные вазы и кувшины, украшенные тонко прочеканенным орнаментом, на шпалере «Прием папского нунция» видны высокие серебряные торшеры с рельефным декором.

Изменение стиля


серебряный сосуд
В первой трети XVII века серебряных дел мастера еще продолжали работать в традициях Ренессанса, но орнамент становится более тяжелым. Так, немногие из сохранившихся изделий этого времени — вазы, кувшины, фляги и миски, чашки и сахарницы отличаются несколько приземистыми, хотя и достаточно изящными формами. Для более парадных предметов характерна известная перегруженность узора, заимствованного из гравированных сборников художников-орнаменталистов — это маскароны и фантастические животные, гербы и медальоны, расположенные симметрично среди растительных побегов и завитков. В это время работали Жак Делоне и Клод Баллен. Последний сделал для кардинала Ришелье четыре серебряных лохани с аллегорическими изображениями четырех возрастов и мебель — столы, консоли, треножники. Пьер Леско работал по заказу Мазарини.

Заметное изменение стиля начинается после 1660 года. В этом процессе известную роль играли рисунки Антуана Лепотра, Даниеля Маро, Алексиса Луара, которые сумели понять замыслы Лебрена и подчиниться его влиянию.


Крупнейшими мастерами этого периода были Баллены (особенно Клод Баллен II, 1661-1754), Никола Делоне, Александр Куртуа, Жак Руссель, Тома Жермен и ряд других. На мануфактуре Гобеленов работает Алексис Луар. В галерее Лувра во второй половине XVII века находились мастерские ювелиров Меллена, Ретье, Монтарзи, но их произведений сохранились считанные экземпляры. Мастерскую в галерее Лувра имел также гравер Жан де Граве, создавший из золота по рисунку Лебрена роскошный столовый прибор для Людовика XIV.

Сдержанные формы


серебряный кувшин

Во второй половине столетия в работах мастеров-серебряников появляются черты «большого стиля», порожденные стремлением к величию и торжественности. Усилением религиозных строгостей изгоняются фривольные сюжеты. Мастера все больше склоняются к сдержанным формам, исчезают распространенные в эпоху Возрождения и в начале XVII века изображения человеческих фигур и сложные узоры из акантовых листьев. Лебрен и другие художники-орнаменталисты создают сосуды с плавными и строгими контурами, вводят элементы античного орнамента, ламбрекены и изящный арабесковый орнамент в стиле Берена. В это время изготовляются большие сервизы с особо богатыми приборами для короля, с настольным украшением, объединяющим сосуды для пряностей, соусники и канделябры. Впервые появляются и вводятся в постоянный обиход наборы вилок, ножей и ложек — куверты.
Кроме того широко бытуют такие, теперь уже исчезнувшие, виды сосудов, как бутылочные передачи, мисочки для бульона, коробки для белил и румян.

С 1672 года, в связи с финансовыми затруднениями, вводятся ограничения на изготовление новых серебряных изделий для частных лиц. После отмены Нантского эдикта сокращается число мастеров, многие из них покидают Францию. Но несмотря на это, изготовление серебряной посуды и утвари, предназначавшейся для короля и церковных нужд, продолжается, и в начале XVIII века в этой области прикладного искусства становятся заметными черты нового формирующегося стиля рококо.

XVIII век — расцвет серебряных дел

В эпоху Регентства, после плачевного конца царствования Людовика XIV, снова начинает расцветать серебряных дел мастерство.

Молодой король Людовик XV и высшее дворянство заказывают золотую, серебряную посуду и утварь взамен переплавленной.

Корпорация ювелиров Парижа становится одной из самых крупных и значительных. Кроме того, в стране насчитывалось более 500 городов, где работали ювелиры. В провинции серебряных дел мастера не имели узкой специализации, но в Париже существовали мастера, выполнявшие посуду из серебра и золота, и ювелиры, изготовлявшие различные украшения. Расцвет этой отрасли художественного ремесла в XVIII веке был подготовлен в предыдущем столетии и большинство ювелиров являлись потомственными мастерами (Баллены, Луары, Жермены). Все они в совершенстве владели своим сложным и тонким ремеслом.

Кроме серебряных изделий, связанных с религиозным культом, — потиров, подсвечников, распятий, традиционных по форме, но новых по орнаменту, изготовлялись разнообразнейшие предметы светского назначения — принадлежности туалета, украшения карет и сбруи, жирандоли, подсвечники, холодильники для вина, кастрюльки и мисочки для бульона, ножи, вилки и ложки, шоколадники и кофейники, судки для уксуса и масла, коробки для пряностей и косметики. Большие настольные украшения, включавшие флаконы и сосуды для пряностей, в начале века имели вид сложных и симметрично построенных архитектурных павильонов, украшенных гермами и другими скульптурными и орнаментальными деталями. К середине столетия композиция их становится более свободной и разнообразной. Появляются также большие украшенные скульптурными фигурами и группами овальные миски на поддонах, которые вместе с канделябрами представляли собой основное украшение стола.

Формы этих вещей решены со свойственной рококо пластичностью, изгибы контуров отличаются мягкостью, динамичные завитки рокайлей тонко и продуманно согласуются с поверхностью изделий. Силуэты балясин подсвечников, ручек кофейников и чайников хорошо приспособлены к форме руки. Черенки вилок и ножей в форме «скрипки» повторяются до сих пор ввиду их удобства.

К последней четверти XVIII века появляются признаки, свидетельствующие о формировании классицизма. Вещи, исполненные около 1775 года, более строги по форме, украшены антикизирующим орнаментом.

Мастера серебряных дел


нстольное серебряное украшение
Крупнейшим мастером первой половины XVIII столетия, бесспорно, был старшина парижской корпорации ювелиров Тома Жермен (1687-1748), сын ювелира Людовика XIV. Современники чрезвычайно высоко ценили его произведения. Вольтер с восторгом отзывался о его работах. Но большинство из сделанного им не дошло до наших дней. Тем интереснее сохранившиеся в Эрмитаже четыре одинаковые бутылочные передачи, относящиеся к 1733 году. Формы их, отличаясь присущей Жермену оригинальностью замысла, имеют вид омываемого гребнем волны цилиндрического сосуда с рифленой поверхностью. Рокайль в произведениях Тома Жермена трудно отделить от формы изделий и рассматривать лишь как элемент декора.

Современником Т. Жермена был уроженец Турина Жюст-Орейль Меиссонье (1693-1750). В его работах заметны характерные для итальянских мастеров крайности в проявлении особенностей стиля рококо. В своих вещах, динамичных по форме и орнаменту, он довел асимметрию до предела. Мейссонье рисовал модели для ювелирных изделий, выполнявшихся второстепенными мастерами. Влияние его творчества вышло за рамки ювелирного искусства, но не было долгим. Проект фасада церкви Сен-Сюльпис (1726) и его рисунки для прикладного искусства свидетельствуют о необычайно смелой фантазии в компоновке орнамента рокайль.

Мастером следующего поколения был сын Тома Жермена Франсуа-Тома Жермен (1726-1791), ученик и продолжатель дела отца, наследовавший его мастерскую. В эрмитажной коллекции хранится так называемый «Парижский» сервиз, исполненный им в 1757-1761 годах по заказу Елизаветы Петровны. Предметы этого сервиза — золоченые суповые чаши, блюда с крышками, канделябры — отличаются пластичными формами и превосходным декором в виде завитков рокайля, цветов и объемной скульптуры — фигур детей, фавнов, связок фруктов и овощей. В мастерской Ф.-Т. Жермена работал и Луи Леандрик (ученик Тома Жермена), и Себастьян Дюран. Славу и заказы с Ф.-Т. Жерменом после середины века делил Жан Ретье, который в большей мере, чем Ф.-Т. Жермен, воспринимает формы, свойственные классицизму.
Примером стиля, переходного к классицизму, является находящийся в Эрмитаже так называемый «Орловский» сервиз (заказанный в 1770 году Екатериной II для Григория Орлова) работы Ретье, Шарвеля, Л. Леандрика и др. Формы его строже и проще, в декоре рокайли сменяются лавровыми гирляндами, жемчужником и другими мотивами античного орнамента. Учеником Тома Жермена был и крупнейший ювелир конца XVIII — начала XIX века Роббер-Жозеф Огюст, работавший уже в стиле строгого классицизма.